Режиссер Никита Михалков представил накануне в Москве свой фильм «Солнечный удар» по прозе Ивана Бунина. Вначале состоялся пресс-показ, а вечером — уже премьера в киноцентре «Октябрь».

«Эта картина необычна тем, что я шел к ней 37 лет, — заметил режиссер. — Постепенность этого движения трасформировало и саму идею». Он добавил, что снять «Солнечный удар» ему посоветовал киновед Владимир Дмитриев. «Он сказал: «Если снимешь «Солнечный удар» хотя бы на 20% от того, как он написан, считай, что ты режиссер», — сказал Михалков. Но тогда, по его словам, «с Буниным были проблемы, все откладывалось». И когда режиссер вернулся к этой идее, понял, что снимать просто «Солнечный удар» неинтересно. «И тогда мы решили соединить его с «Окаянными днями», — добавил Михалков.

Мировая премьера ленты прошла 3 октября в Белграде, а российская — в Крыму. Также режиссер подготовил пятисерийную версию картины для телеэфира. «Вот здесь ждите сюрпризов, — сказал Михалков агентству ТАСС. — На ТВ есть одно очень интересное предложение, пока не могу о нем говорить, но это будет абсолютно необычно».

Как пишет сегодня КП, на московской премьере новой картины собрался весь культурный бомонд, а красная дорожка кинотеатра «Октябрь» напоминала по количеству звезд на один квадратный метр легендарную Каннскую лестницу.

После премьеры Никита Михалков около получаса принимал поздравления от коллег и зрителей, не отказав никому в селфи и в автографе. Он признался, что остался очень доволен премьерой. Режиссер также рассказал газете, что президент России Владимир Путин, с днем рождения которого совпала премьера фильма, уже посмотрел «Солнечный удар» и «он ему очень понравился».

В фильме наряду с молодыми актерами снялись также Александр Адабашьян, с которым Михалков заканчивали работу над сценарием. Он появился в небольшой роли фотографа. Компанию ему составил композитор Эдуард Артемьев. И даже продюсер Леонид Верещагин мелькнул на экране на старой фотографии. Картина переполнена такими ингредиентами. Мальчик по имени Егорий появляется в шляпе, в какой Никита Михалков снимался в картине «Свой среди чужих, чужой среди своих», пишет МК. В «Солнечном ударе» все поделено на две жизни: ту, что относится к «Окаянным дням», и ту, что отсылает к прекрасному и навсегда потерянному прошлому из «Солнечного удара». И герои все время задаются вопросом: «Как это все случилось?». События происходят то на юге России в 1920 году, то на Волге летом 1907-го.

Молодой поручик, путешествую на пароходе, встречает прекрасную незнакомку. Его сыграл актер из Латвии Мартиньш Калита, работающий в Лиепайском театре. Но говорит он голосом Евгения Миронова. Увлеченный незнакомкой, герой гоняется по судну за прозрачным голубым шарфиком, принадлежащим нежной девушке. Ее роль исполнила еще одна дебютантка в кино Виктория Соловьева.

Потом главный герой появляется совсем на другом судне, среди офицеров, участь которых печальна. Комиссар особого отряда ВЧК отправит на верную гибель того, кто в детстве его приветил. Глобальное у Михалкова замыкается на частном и вполне предсказуемо, пишет газета, отмечая, что мужчины в «Солнечном ударе» проливают слезы — страшная жизнь в эпоху перемен сделала их уязвимыми, и любовь способна их обезоружить.

Некоторые критики приписали фильму Михалкова особую политическую актуальность. Сам режиссер не видит в картине политической подоплеки, но признается, что своим кино «предвидел грядущие события».

Режиссер Владимир Хотиненко отметил виртуозную и талантливую работу Михалкова с материалом и напомнил, что когда картина снималась, никто даже не мог предположить, как будут развиваться события в России и в мире. Режиссер предполагает, что в произведениях Бунина было скрыто некое пророчество, которое сумел расшифровать Михалков. «Задача художника, который обращается к нашему литературному наследию, — суметь распознать эти пророчества и предостережения. У Михалкова это получилось блестяще. Потому что соединение в одной картине «Солнечного удара» и «Окаянных дней» — это смелое, неожиданное решение, которое, вопреки сомнениям, привело к появлению нового смысла», — сказал Хотиненко.

А один из первых зрителей картины, кинодраматург и режиссер Виктор Мережко, отметил, что «Солнечный удар» — это фильм-размышление. В картине нет назидательной интонации, она, наоборот, дает возможность зрителям делать свои выводы. «Заслуга Михалкова в том, что он создал такую картину, которая не отпускает зрителя сразу после ее просмотра. Это то самое настоящее искусство, которое остается с тобой еще долгое время после непосредственного впечатления, — говорит Мережко. — На основе такого сложного материала, каким является удивительно нежный, прозрачный, почти призрачный рассказ «Солнечный удар», и резких, публицистичных записок «Окаянные дни» Михалкову удалось создать невероятной силы образы. Впечатление от картины усиливается еще и потому, что режиссер не делит героев на плохих и хороших, красных и белых. Каждый из них проживает свою собственную жизнь, их столкновения, сам ход событий приводят, в конце концов, к финалу. Михалков не клеймит, он описывает судьбы. При этом каждый зритель при желании может почувствовать себя в шкуре каждого из героев, как бы примерить на себя их выбор. Убежден, что такой беспристрастный подход обеспечит фильму успех», — резюмировал режиссер.