Римейки никто не любит. Критики встречают римейки в штыки, даже не утруждая себя просмотром, ибо смотреть римейки — дурной тон. Римейк не должен удостаиваться даже снисходительного отзыва. Те, кто снимается в римейках, разменивают на гроши свой талант, их желательно выгонять из профессии вперед ногами. Продюсеры и режиссер, участвующие в грязном деле римейка, должны понимать, что отягощают свою карму и вообще становятся на сторону вселенского зла.

Снять гениальную комедию «Гамбит» продюсеру Майклу Лобеллу захотелось давно — лет 15 назад. Даже вспомнив наутро, что «Гамбит» уже снял в 1966 году Роналд Ним, Лобелл не не охладел к своей идее и шел к ее осуществлению, нагнув голову и не удостаивая замечать препятствия. О том, что римейк — синоним мелкого хулиганства он, конечно же, старался не думать.

К выходу «Гамбита»-2 продюсера Лобелла, режиссера Хоффмана по сценарию братьев Коэнов критики были готовы. У фильма не было ни малейшего шанса. Какие аплодисменты? Какие восторги? Пыльцу и сливки собрал «Гамбит»-первый с гениальным Майклом Кейном в главной роли, а «Гамбиту»-два достались, разумеется, колотушки и тухлые яйца. Кто решится спорить, что оригинальная картина — это всегда ого-го, а подделка — есть подделка, хоть римейком её назови, хоть попыткой переосмысления?

Но, друзья мои, нам-то с вами незачем уподобляться жестокосердным критикам. Мы ведь не стоим охранниками в воротах рая для кинематографистов. Мы просто приходим в кино и смотрим комедию, а о том, что это римейк шедевра шестьдесят лохматого года нам незачем даже знать. Смешно — мы смеемся, скучно — мы встаем и уходим, вот и вся философия.

Конечно, нельзя сказать, что римейк «Гамбита» заслуживает Оскара или, к примеру, Св. Георгия. Почему? Да потому, что иногда возникает ощущение, что Коэны писали сценарий на салфетках во время бизнес-ланчей, а режиссер потом снимал только то, что мог разобрать. Зачем, к примеру, героя Колина Фёрта всё время бьют по морде? Высокий смысл этого действа, к сожалению, затерялся в складках и жирных пятнах. Да и Кэмерон Диаз тоже даром пропала: её сочная миссия не была как следует прочитана, и актриса истаяла, сошла на нет. Это всё, конечно, грустно. Но!

Но если окинуть полуторачасовой фильм одним длинным взглядом, мы обнаруживаем в нем смешные места, компенсирующие и вторичность, и небрежность. Все эти места созданы Колином Фёртом и Аланом Рикманом. Просто наблюдать за этими двумя образцовыми британцами — удовольствие. Искусствовед плетет (с отчаянной смелостью) козни против хама-богатея. Богатей в свою очередь издевается (с наслаждением извращенца) над окружающими лохами. Они не думают, что это, мол, римейк, и можно работать вполсилы. Они выкладываются так, будто кино и впрямь кто-то будет смотреть.

Ну а те, кто смотрит, наблюдают не столь уж редкую, однако всегда удивительную вещь — талантливые актёры поднимают бесперспективный фильм на своих крепких плечах. Понятно, что всю постройку спасти не удается, но там, где несгибаемыми колоннами торчат Фёрт и Рикман, зрительный зал оживает. И, кстати, происходит это оживление гораздо чаще, чем в иных, понравившихся критикам комедиях. Я даже не побоюсь вам посоветовать сходить специально на Рикмана и Фёрта, когда ещё доведется увидеть их вместе.